ec72d61b     

Орлов Антон - Только Для Просмотра



АНТОН ОРЛОВ
ТОЛЬКО ДЛЯ ПРОСМОТРА
Ситуация: опасность.
Режим: свертывание.
— …Мы занимаемся изучением и популяризацией культуры народов Кедао, все наши сотрудники — люди по-настоящему увлеченные, готовые сгореть на работе. — Госпожа Семелой, начальница отдела по связям с общественностью предприятия “Кедайские россыпи”, излучала энтузиазм и доброжелательность. — Мы уже провели одну выставку и готовим новую, мы подготовили к изданию альбом, посвященный кедайскому искусству! Вермес, где у нас макет альбома? Надо нашим гостям показать, давай сюда быстренько!
Вермес бестолково моргал, откинувшись на спинку скрипучего стула. Он сейчас ничего не мог быстренько.
Ситуация: поступил вопрос.
Действие: выдать необходимую информацию в режиме свертывания.
— Здесь… Лежит где-то… Здесь лежит, поищите сами… Был вот здесь…
Отвернувшись от посетителей, Семелой подскочила к его столу. На ее лице, скупо подкрашенном и припудренном, появилась гримаса тихого бешенства.
— Куда дел макет? — прошипела она еле слышно. — Тебе зачем его дали?
— Это… Лежит…
Начальница уже увидела то, что нужно, схватила, оп-Рокинув стаканчик с карандашами, и вернулась к высокопоставленным гостям.
— Вот, посмотрите, пожалуйста, что мы сделали! — Ее лицо мгновенно разгладилось и осветилось доброй улыбкой. — Я этим занимаюсь, без преувеличения, днем и ночью, сама работаю и с фотографом, и с дизайнером, и с типографией, потому что больше никому нельзя поручить, приходится все делать самой. Мы хотим добиться высшего качества, проект у нас очень серьезный, одобренный на уровне правительства…
Посетители, двое молодых ребят, с виду типичные кедайцы — бронзовокожие, черноволосые, с довольно правильными чертами, — слушали ее вежливо, но без выраженного интереса. Они сидели в гостевых креслах у окна, а за окном, частично заслоненная “Адигамом” и двумя “Циминоями”, парила над асфальтом их темно-зеленая с золотистым отливом машина, и прохожие замедляли шаг, чтобы рассмотреть ее получше.

У Вермеса и эта машина, и они сами вызывали умеренный страх. Он знал, что это вполне естественно, так и должно быть.
Еще он знал, что работает в “Кедайских россыпях” и почему-то не может сменить работу, хотя ему здесь не нравится. Знал, что девушку, которая принесла гостям кевату в расписных фирменных чашках, зовут Тамьен и он должен жениться на ней, обязательно должен, хотя она ему тоже не нравится… Головная боль.

Он подумал, что Тамьен ему нравится, и боль отпустила. Ага, вот оно что: надо жениться, чтобы не болела голова. Он живет в нескольких остановках отсюда, в скромной квартирке на улице Законотворчества.

А раньше… Непонятно, что с ним было раньше, и опять начинает болеть голова… Раньше он жил у родственников в небольшом провинциальном городке и часто болел. Неприятных ощущений нет — значит, все правильно.

Он приехал в Эсоду, чтобы сделать карьеру и жениться на какой-нибудь столичной штучке, Тамьен как раз девчонка что надо. Еще лучше, теперь он превосходно себя чувствует!

Вот так и нужно думать… А эти двое внушают ему страх, потому что они не как все, но в общем-то он ничего против них не имеет, он парень тихий и покладистый. Только чем же он занимается в “Кедайских россыпях”? Странно, что он не может сообразить, в чем заключается его работа…
Посетители переглянулись, попрощались и направились к выходу. Когда дверь за ними закрылась, радушная улыбка на лице Семелой сменилась усталой и раздраженной гримасой.
— Я их еле-еле сюда завлекла, а теперь они что про нас подумают? Нет, вы отдел по с



Назад