ec72d61b     

Орлов-Рысич Александр - Тора Бора



Александр Орлов-Рысич
Тора Бора
Политический детектив
11 сентября 2001 года миру
стало понятно, что ХХ век был вполне
сносен, а временами -- даже гуманен.
Каким будет новый век? В него мы влетели на "Боингах",
которые направляли не только террористы-смертники,
но и государственные деятели, политики,
"борцы" с терроризмом и несправедливостью мира.
Автор восстанавливает самый черный день Америки,
следуя той правде, которую называют художественной.
При этом действующие лица повествования,
их судьбы, взгляды и убеждения -- не плод его воображенья.
Всякие совпадения и ассоциации в повести не случайны.
Как не случайны и несовпадения.
ТАНЦУЮЩИЕ ДЕРВИШИ
Часть первая
11 сентября 2001 года, 6:.31, Вашингтон.
Чтобы пройти регистрацию на рейс Бостон -- Лос-Анджелес, ему
понадобилось несколько минут. Раньше эти минуты представлялись совсем иными.
Когда он предъявил билет этой толстой американке с сонным лицом, та даже не
глянула на пассажира. Что-то чиркнула себе в тетрадь, заученным движением
пристукнула штемпель регистрации на билет и выложила билет на стойку.
-- Прошу, следующий...
Это даже задело двадцатилетнего поэта. Он столько времени настраивался
на эти минуты, готовился к ним, раз за разом представлял весь путь, столько
раз сдавал экзамен самому себе! Это было началом восхождения, его подвига,
самопожертвования. Он знал, что не дрогнет, а тут -- все так просто...
Он замешкался у стойки. Его подмывало сказать этой толстухе нечто
такое, чтобы она очнулась от своего вечного сна. Всего через час ее сытая,
благополучная, такая надежная Америка встанет дыбом, ее благонамеренные
сограждане застынут с раскрытыми ртами, из которых будут вываливаться
гамбургеры. Нью-Йорк, Вашингтон и Кемп-Девид будут корчиться в судорогах, а
эта пустая кукла... Потом она до конца дней своих будет рассказывать, что ей
сразу показался подозрительным этот страшный араб с перекошенным от
ненависти лицом.
Еще его подмывало повернуться и крикнуть в зал: "Аллах велик! Да
свершится возмездие!" И что-нибудь о том, что пришло время Америке ответить
за все, в чем она виновна перед его миром.
На какое-то мгновение ему показалось, что он не совладает с собой. Даже
закололо кончики пальцев, это всегда происходило с ним перед наступлением
какого-то особого состояния, в котором уже не он, а кто-то другой, возможно,
находящийся даже вне его, начинал действовать. С трудом совладав с этим
состоянием, словно очнувшись, Карим схватил со стойки документы и устремился
к выходу.
За ним через несколько пассажиров шли аль-Масуд и Саманта. Странная
парочка. Он суданец, из высокого рода, выпускник известнейшего медресе при
мечети "Купол скалы" в Иерусалиме и Нью-Орлеанского технологического
университета. Она американка, типичная жительница Манхэттена, из города,
который сегодня провалится в преисподнюю. Аль Масуд -- руководитель группы,
один из тех командиров, которые сейчас ведут такие же группы на другие
рейсы. Саманта... В который раз у Карима тревожно заныло сердце. Что она
делает тут, стопроцентная американка?
Неисповедимы пути Всевышнего. Ее привел в группу сам аль- Масуд, ничего
и никому не объясняя. На косые взгляды своих подчиненных и единомышленников,
с которыми пойдет на смерть, лишь упрямо сжал зубы и хрипловато бросил: "Так
надо".
Как караванщики привыкают к птицам над караваном, так притерпелись к
Саманте. Так бывает -- увяжется глупая птица, следует за верблюдами и день,
и два, не понимая насколько долог и опасен путь. Н



Назад