ec72d61b     

Орлов Владимир - Далеко Ли Поплыли Каравеллы



Владимир Викторович Орлов
Далеко ли поплыли каравеллы
Эссе
Слова в паузах
Мне нравится писать протяженные сочинения. Начинаешь роман, не зная,
какие события в нем произойдут и куда поведут тебя твои же герои. Пишу я
медленно, и пребывание мое внутри романа, собственная моя жизнь в нем
происходит годы. Естественными и объяснимыми оказываются паузы между
романами. Необходимы восстановление и накопление жизненной энергии для новой
большой работы. Художнику тоже выказывать свою суть и свое понимание жизни
не формулировками, а образами и картинами историй персонажей. А вот в паузах
между романами формулировки или оценочные слововыражения являются. Возникает
потребность именно оценить все, что происходит вокруг тебя, и себя самого, и
свои работы, и те или иные явления истории и культуры. Поэтому я порой
принимал предложения литературных или культурологических журналов написать
для них эссе либо же выступить в каких-либо дискуссиях. Так в частности,
возникло эссе "Романтика латиноамериканской прозы", я переписал для
публикации в журнале "Латинская Америка" свое устное дискуссионное
выступление. Соображения мои расходились с мнением латиноведов, но
показались им занятными. И они уговорили меня, снабдив интереснейшими
книгами, написать о феномене открытия Америки. О чем я совершенно не жалею.
Владимир Орлов
Под каравеллами Колумба я вырос. Есть такой город Яхрома. Матушка моя
родом из Яхромы, и в детстве я каждое лето проводил в яхромском Красном
поселке у тетки. Степенное Подмосковье, рядом княжеский когда-то Дмитров,
березы, ели, орешник, бузина на склонах высот Клино-Дмитровской гряды,
хлопчатобумажная мануфактура. И вот посредине текстильного городка
вознеслись две бронзовые каравеллы. (Теперь-то выяснилось, что не бронзовые.
Сталь, дерево, но крашены под бронзу.) В тридцатые годы здесь рыли канал. От
Москвы и до Волги. Кто рыл и как рыли, сейчас хорошо известно. Надсматривал
над рытьем недальновидный нарком Ягода. Открывали канал уже без него, в
1937-м году. При открытии канала белым теплоходом проплывал по каналу
Сталин. По здешней легенде, он останавливался в яхромском шлюзе (№ 3),
согласился посетить насосную станцию и произнес там краткие, но неизбежно
мудрые слова. Якобы и про каравеллы. А каравеллы эти, размером, говорили, с
настоящие, а то и поболее их, и 37-м году были поставлены на башнях шлюза №
3. Всюду вдоль канала возникали украшения, достойные декора эпохи - где
монумент отцу народов, где девушка-небоскреб с чайкой в руках. А Яхрому на
зависть соседей одарили каравеллами Колумба. Все сухопутные прежде места от
Москвы и до Волги, получившие на канале хотя бы пристани, были объявлены
отныне портами пяти морей, а моря, как известно, - племянники океанов. Во
всей России лишь в Яхроме океанические ветры дули в паруса каравелл.
Каково было яхромским мальчишкам! К тому же самым лучшим в мире в ту
пору считался фильм "Волга-Волга". А там теплоход "Иосиф Сталин",
доставлявший в столицу письмоносицу Стрелку - Любовь Орлову - трижды выходил
именно из нашего шлюза, а не из какого-нибудь икшинского или деденевского
(правда, по географии получалось, что он плыл не в столицу, а из столицы, но
имело ли это значение, главное - народу были показаны яхромские каравеллы!).
На вопросы наши: отчего именно в Яхроме каравеллы Колумба, взрослые, кто
деликатно, а кто с пафосом, разъясняли, что дело не в Яхроме и не в Колумбе,
тут символика, в семнадцатом году страна наша отправилась в куда более
отважн



Назад