ec72d61b     

Орлова-Копелева Раиса - Двери Открываются Медленно



Раиса Д.Орлова-Копелева
Двери открываются медленно
Rem1: Книга интересна сопоставлением русского диссидентского движения
со всемирным: Лех Валенса, Сартр, пацифистское, атиядерное движение,
"Международная амнистия", профсоюзы в Ираке, и т. д.
Rem2: В книге в середине текста есть обрыв, обозначенный (??).
Эта книга - исповедальный рассказ Раисы Орловой о времени, прожитом в
разлуке с родиной: в 1980 г. она, лишенная советского гражданства вместе с
мужем, Львом Копелевым, поселилась в Германии. Драма эмиграции, преодоление
отчужденности, нащупывание почвы под ногами предстают здесь в особом, чисто
духовном аспекте.
Предисловие
В древности самым желанным гостем на пиру или при дворе правителя был
путешественник. Он говорил о странах, где еще никто не бывал. Но если
странник успевает пустить корни в том, другом мире - пожить в нем, выучить
язык, обзавестись друзьями, то у него помимо собственной воли появляется
особая миссия. Не бесстрастного описателя, который всего лишь добросовестно
пересказывает своим то, что видел у чужих, но сталкера, принадлежащего обоим
мирам и обреченного на то, чтобы всегда находиться в точке их встречи и
служить вечным толмачом, посредником в их трудных переговорах, помогать
этому контакту, все время переводя "туда и обратно" значение незнакомых
понятий, снимая неловкость, возникающую из-за разницы менталитетов и бытовых
реалий.
Русская американистка, писательница, редактор Раиса Орлова-Копелева
(1918-1989) вместе с мужем, известным писателем, диссидентом и
профессиональным германистом Львом Копелевым, выехала в ФРГ по приглашению
Генриха Белля на один год в ноябре 1980 года. В январе 1981 указом
Президиума Верховного Совета за подписью Брежнева оба были лишены
гражданства СССР. В мае 1981 супруги Копелевы стали гражданами ФРГ.
"На Западе у меня обострилось ощущение - два конца обнаженных проводов. По
стечению обстоятельств и взглядов я не могу отбросить, "выключить" ни один,
ни другой", - описывает миссию невольного, но в то же время и добровольного
посредничества Орлова в книге "Двери открываются медленно", впервые
увидевшей свет на русском языке в 1984 году в США и теперь, спустя почти
десять лет, доступной российскому читателю.
"С тех пор, как Нина Берберова, одна из писательниц-эмигранток первой
послереволюционной волны, сказала: "Мы не в изгнании, мы в послании", прошло
почти шесть десятилетий... Я в изгнании. С внутренним обязательством
свидетельствовать, рассказывать о моей родине, искать двери, связывающие
разделенные миры", - так Орлова определила дело, которое стало для нее
главным с тех пор и до последних дней ее жизни.
Сегодняшнему читателю, конечно, вольно свысока иронизировать над верой
Раисы Орловой в "интернационализм, общность всех людей", над мечтой автора
"о едином человечестве", над трогательной оторопью московской интеллигентки,
недавней хозяйки диссидентской кухни, перед регламентированной холодностью
западного быта и дружеских контактов. Но при этом не стоит забывать, что
наше нынешнее спокойное, уверенное знание о Западе оплачено в том числе и
этой "наивностью". И вообще - тогда еще эмиграция могла восприниматься как
миссия...
Александр Зотиков
1993
Введение
Эта книга возникла из надежд и отчаяния. Из непреодолимой потребности
поделиться с близкими на родине тем, что я увидела, услышала, испытала,
передумала за два с половиной года жизни в чужом мире. Из потребности
поделиться с близкими на Западе хоть малой частью того, что я видела,



Назад