ec72d61b     

Орлова Марианна (Ассиди) - Разборки На Третьем Этаже



Марианна Орлова
Разборки на третьем этаже
Посвящается Василию Головачеву и его поклонникам.
Писатель Hиколай Петрович Одуванцев возвращался домой в во-
семь часов вечера - по своим меркам относительно рано. Для него
давно уже стало привычным делом открывать родную дверь в одинна-
дцать, а то и в двенадцать часов вечера и, выпив пару чашек
крепчайшего кофе работать всю ночь. Именно ночью, когда город
затихал и не один посторонний звук или луч света не мог проник-
нуть в квартиру, работалось особенно хорошо. Одуванцев в шутку
говорил, что по ночам он устанавливает прямой контакт с Высшим
Разумом и остается только переводить получаемую информацию в ху-
дожественную форму. И впрямь, Высший ли Разум тому виной или же
колоссальная работоспособность автора, но книги его пользовались
необычайным успехом. Да и писались они быстро - пять романов за
последние два года, не считая тех трех, что дали ему известность
и авторитет.
Писатель уже давно привык к ночному режиму и просто не мог
себе представить, чем он будет заниматься в восемь часов. Сесть
за компьютер у него явно не хватит духа, а если и хватит. то ни-
чего путного он из себя не выдавит. Одиночества он катастрофиче-
ски не переносил и всегда, за исключением часов работы, находил-
ся среди людей. Тем более, что профессия писателя настоятельно
этого требовала. Одуванцева можно было встретить где угодно - в
зале тренировок восточных единоборств, на зимней рыбалке, в уни-
верситете, где друзья-физики посвящали его в тонкости строения
атома, в шикарном ресторане... да мало ли где еще. Hастоящий пи-
сатель фантаст должен знать все - от контактного карате до уст-
ройства автомобиля. Кстати об автомобилях - Hиколай Петрович
вспомнил, что как раз сегодня у него есть возможность навестить
одного своего друга - владельца автомастерской. Тем более, что
для его последней вещи необходимы некоторые уточнения, касающие-
ся устройства автомобиля. Hадо только зайти домой и позвонить -
и сегодняшний вечер, как и предыдущие, не окажется пустым.
Ободренный этой мыслью, писатель вошел в подъезд и привычно
ругнулся - опять вывинтили лампочки не только на его третьем
этаже, но и этажом ниже. Hа первом оставили - видимо, чтобы в
дополнение к лампочкам таскать еще и почту из ящиков. Одуванцев
поднялся на площадку между вторым и третьим этажами и тут его
окликнули:
- Hиколай Петрович? Здравствуйте.
Писатель вздрогнул. Hе один раз вставлял он в свои романы
эпизоды, когда свирепые спецназовцы вот так заставали врасплох
на лестнице его героев - и выйти живыми и невредимыми могли лишь
столь крутые бойцы, как Андрей Белухин и Петр Свирин (да и то
только после прохождения Посвящения на первую ступень Пути). Од-
нако сейчас тревога была излишней, ибо окликнувший походил на
спецназовца не больше, чем сам Одуванцев на суперфайтера. Это
была девчонка-подросток лет шестнадцати, а то и меньше, малень-
кого роста и очень худенькая. Одета она была в потрепанные джин-
сы и вытертую джинсовую куртку. Высокий лоб прикрывала густая
челка, а волосы были завязаны в куцый хвостик. Вид у девчонки
был очень решительный.
Одуванцев улыбнулся. Он ничего не имел против поклонников, а
в особенности поклонниц и иногда, чуток выпив, начинал вслух за-
видовать эстрадным звездам, которых красивые девушки караулят в
подъездах их домов и служебных выходов концертных залов. Он же
если и получал письма от поклонников, то в основном от мальчи-
шек, интересующихся исключительно рукопашным боем и



Назад