ec72d61b     

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные Руки 12



ГАЙ ЮЛИЙ ОРЛОВСКИЙ
РИЧАРД ДЛИННЫЕ РУКИ – ЛАНДЛОРД
Ричард Длинные Руки – 12
Часть 1
Глава 1
Несмотря на ранний час, припекает сильно. Небо из голубого стало белесым, морские волны катятся замедленно, отсвечивают оловом, но, когда копыта Зайчика застучали по деревянному настилу причала, я наконец рассмотрел сверху, что вода всетаки прозрачная, зеленоватая, а на далеком таинственном дне видны камешки и осторожно передвигающиеся крабы.
Яргард с мостика сыпал веселой бранью, матросы таскают связки канатов, рулоны парусов, чтото закрепляют, ктото полез на мачту, на корабле предпраздничная суета, что значит – вотвот попутный ветер наполнит паруса, корабль гордо и красиво помчится на другую сторону океана.
Первым меня увидел и узнал Сенешаль, закричал, замахал руками. Матросы остановились, глазея, да и есть, чего греха таить, на что: хоть Зайчик, хоть Пес, а главное – я, само совершенство…
– Сэр Ричард, – прокричал он издали, – неужто все бросите?
– Да бросать нечего, – ответил я.
– Не передумали? Теперь вы богаче иного графа…
– Я и раньше не был бедным, – буркнул я. – Или не верили?
Он развел руками.
– Да не то чтобы не верили, но в нашем деле нужно быть осторожным.
Пес первым вбежал на палубу, народ шарахнулся, а Зайчик взошел по сходням величественно, как царственный верблюд, остановился, спокойный и неподвижный, я соскочил, крикнул Яргарду:
– Приветствую, капитан! Я рад, что не опоздал. Яргард облокотился о перила, глаза его внимательно изучили собаку, коня, потом вперил взгляд в меня.
– Через час отплываем, – сообщил он. – Если не успели с прощаниями, сожалею. Увы, упускать попутный ветер – грех. Такое морские боги не прощают.
– В море еще старые боги рулят? – спросил я. Он поморщился.
– На всякий случай и с ними не ссоримся. Хотя стараемся быть хорошими христианами. Гез, покажи графу, где придется коротать путешествие. Не апартаменты, не взыщите…
– Все в порядке, – заверил я. – Я не родился графом.
Он кивнул.
– Да это видно…
– По чему?
– А как город на уши поставили. Весь порт только о вас говорит. Вы наш герой!…
– Ваш?
– Ну да, разве не будете строить новый и обязательно большой порт?
– Буду, – признался я. – Уже сегодня начнут! А куда поставим Зайчика? Это моя смирная лошадка.
– Вы лошадкой называете вот этого слона?
– Какой слон? – обиделся я. – Где хобот? Где бивни? Яргард почесал в затылке.
– В самом деле, нет… Как я сразу не заметил. А по росту вроде слон.
За нашими спинами охнуло, матрос задрал голову, глаза выпучились, как у рака. Я взглянул в небо и тоже охнул. В синеве плывет безмятежно закрученная по спирали гигантская ракушка. В таких, но в тысячи раз мельче, живут морские моллюски.

Волны в изобилии усеивают ими берега в час прилива. Только эта размером с авианосец и холодно поблескивает в лучах восходящего солнца вороненой сталью.
Мы ошалело провожали ее взглядами. Громадина уплывает в потоках воздуха неспешно, как облачко, как невесомый воздушный шар. Опустела тысячи лет назад, мелькнуло в черепе тоскливое.

Умер не только экипаж, но рассыпались в пыль даже хитроумные двигатели… И не уплывает, просто ее уносит потоками воздуха.
– Почему?… – прошептал Сенешаль. – Почему… не падает?
Для верхних слоев, сказал трезвый внутренний голос, где атмосфера пожиже, слишком тяжела, а для нижних – легка. Вот и болтается посредине, как говно в проруби. Ктото уравновесил… или само так получилось…
Ракушка в недосягаемой выси прошла над бухтой, мы неотрывно смотрели вслед, как вдруг из поднебесья донесся



Назад