ec72d61b     

Осеева Валентина - Динка Прощается С Детством



Валентина ОСЕЕВА
ДИНКА - 2
ДИНКА ПРОЩАЕТСЯ С ДЕТСТВОМ
Дорогие мои читатели!
Повесть "Динка прощается с детством" является продолжением моей первой
книги - "Динка". Думаю, что многие из вас знакомы с этой книгой, но на всякий
случай коротко напомню вам основные события.
Действие повести "Динка" происходит в период после революции 1905 года.
Отец Динки - революционер-подпольщик Арсеньев вынужден скрываться. Семья его
живет на даче, на Волге. Здесь Динка знакомится с сиротой Ленькой, с которым
на протяжении всей повести ее связывает большая дружба. С переездом семьи
Арсеньевых в Киев у Динки появляется еще один друг и верный товарищ - Андрей
Коринский, реалистик, мальчик, живущий в том же дворе, где живет Динка.
Весной по совету и с помощью партийных товарищей дядя Лека покупает для
Арсеньевых уединенный, затерянный в глуши под Киевом хуторок, куда каждое лето
после экзаменов переезжает вся семья. Хуторок служит и другим целям: там
хранится нелегальная литература.
На хуторе у Динки завязывается дружба с дочкой сторожа из экономии пана
Песковского голубоглазой Федоркой и с ее приятелем Дмитро.
В последней главе "Ничейный дед" на хутор неожиданно приезжает повидаться
со своей семьей Александр Арсеньев.
В первой книге Динка еще девочка десяти лет.
Вторая книга переносит вас уже во времена первой империалистической войны,
и вы встречаетесь с Динкой, когда ей уже пятнадцать лет.
Узнаете ли вы свою прежнюю подружку, которая в этой книге прощается со
своим детством?
В. ОСЕЕВА
Глава первая
ПРИХОДЯТ И УХОДЯТ ПОЕЗДА!..
Сизый дымок вьется над дачной станцией. Приходят и уходят поезда. Одни
идут на Киев, другие из Киева... Тянутся длинные воинские эшелоны. В
запыленные окна вагонов видны забинтованные головы, бескровные лица, туго
стянутые монашеские косынки сестер и свешивающиеся с верхних полок солдатские
одеяла. На площадках и на ступеньках вагонов сидят молодые солдаты с
забинтованными обрубками рук и ног; прыгая на костылях и теряя стоптанную
туфлю, жадно выглядывает из дверей раненый и, поймав сочувственные взгляды
женщин, ухарски машет рукой. Паровоз с коротким свистком дергает вагоны, и
эшелон медленно проплывает мимо, туда, на Киев... А навстречу ему уже
торопится другой длинный состав товарных вагонов. В распахнутых настежь дверях
теплушек стриженые головы, безусые молодые лица, рассыпанные по щекам веснушки
цвета спелой ржи, молодые васильковые, карие и черешневые, притуманившиеся
глаза. Сыплются из солдатских карманов запасенные дома подсолнушки, ухает под
тугими пальцами гармонь, и дружно из вагона в вагон подхватывается песня.
- Мене люды визьмуть... тебе люды визьмуть... Моя не будешь. Эх, жаль!
Жаль!..
Исчезает вдали паровоз. Глохнет под стук колес песня. Долго смотрят вслед
эшелону бабы с завязанными на затылках концами платков... Что делать? Война...
Солдаты... Туда едут здоровые, многие ль вернутся хоть калеками... Не на
гулянку едут хлопцы - на войну... Напал на родную землю германец, выставил
проклятый кайзер Вильгельм закованную в железо армию, вот и поспешают они,
молодые, наспех обученные новобранцы, чтобы сложить свои головы за веру, царя
и отечество... Эх, жаль... Жаль...
Война... А к маленькой станции, лязгая колесами, расшатанные пассажирские
вагончики подвозят дачников. Выгружаются на платформу чемоданы и картонки,
звенят детские голоса, среди встречающих и провожающих молодые нарядные
женщины, мамушки, нянюшки, старухи... Подлетают к станции экипажи, пролетки;
сбруя



Назад