ec72d61b     

Охотников Вадим - Первые Дерзания


Охотников Вадим
Первые дерзания
Глава первая
Высокая дверь в кабинет начальника конструкторского бюро, как показалось
Семену Бурыкину, приоткрылась необычайно тихо.
И вообще решительно во всем Семену чудилась какая-то зловещая
настороженность. Как перед бурей. Взять хотя бы секретаря начальника, Елену
Павловну, светловолосую девушку с крохотными часиками на руке. Вместо того,
чтобы встретить его добродушной улыбкой и громким восклицанием вроде: "Добрый
день, товарищ Бурыкин - Мурыкин!" или: "Привет молодому поколению рабочего
класса!", она только мельком взглянула на Семена, невнятно пробормотала
"здравствуйте" и принялась переставлять на столе пишущую машинку с такой
сосредоточенностью, словно это была не машинка, а какая-нибудь посудина из
стекла, наполненная до краев драгоценной жидкостью.
Из кабинета начальника до Семена доносился приглушенный разговор, тихий и
сдержанный. Казалось, что там договариваются о чем-то недобром, не
предвещающем ничего хорошего. А когда в дверях показалось усатое лицо мастера
Ивана Никаноровича Греся и он взглянул на Семена строгим взглядом, то уже
никаких сомнений не осталось.
- Ну, что ж, заходи, - не спуская глаз с Семена, проговорил мастер таким
тоном, будто предупреждал: "Попробуй только не зайти! Натворил - изволь
бриться-стричься! Увиливать нечего..."
В кабинет начальника конструкторского бюро Семен входил впервые. А как он
мечтал увидеть эту комнату! Еще бы! Ведь в ней работал знаменитый
инженер-изобретатель, выдумщик новых, необыкновенных машин! Вероятно, чтобы
лучше работалось такому заслуженному изобретателю, как Александр Андреевич
Дуплов, ему созданы особые условия! Семену казалось, что кабинет инженера
должен быть обставлен не так, как у всех. Как именно - он не знал, но иногда
ему мерещилось что-то вроде оранжереи, устланной коврами, в которых утопает
нога, а среди цветов - сложнейшие приборы и аппараты с блестящими кнопками и
рукоятками.
К разочарованию Семена, рабочий кабинет изобретателя оказался самым
обыкновенным. Он даже походил немного на хорошо знакомый Семену кабинет
директора ремесленного училища: большой письменный стол, заваленный чертежами
и книгами, несколько мягких кресел, два шкафа с книгами. На полу действительно
лежал мягкий ковер, но ни цветов, ни каких-либо особых аппаратов в комнате не
было. Правда, в углу, рядом с письменным столом, стоял какой-то шкаф с
никелированными рукоятками и белыми кружками электроизмерительных приборов на
черно-муаровой стенке, но вид этого аппарата не представлялся Семену
необычным. Ему показалось забавным, что на стене, за письменным столом висит
обыкновенная классная доска. "
Точно, как у нас в классе..." - вспомнил Семен.
Откинувшись на спинку кресла, за столом сидел инженер Дуплов в той самой
синей рабочей куртке, в которой он иногда проходил по цехам и с любопытством
смотрел на Семена, остановившегося в нерешительности посреди комнаты.
Только ли с любопытством? Семен еще раз исподлобья взглянул на инженера.
Не написано ли на его смуглом лице с большими, умными глазами негодования? Как
будто бы нет... Взгляд инженера спокойно скользит по вошедшему, словно измеряя
рост или проверяя, достаточно ли опрятно сидит форменный костюм.
- Так вот, Александр Андреевич, - каким-то проникновенным и глухим
голосом, словно сообщая тайну, начал мастер Гресь, наклонившись к начальнику.
- Чертеж детали я ему вручил и напутствовал, как полагается. И насчет допусков
пояснил - на всякий случай, хотя допуски


Назад