ec72d61b мдф плита цена, плита мдф недорого размеры и цены за лист. |     

Осеева Валентина - Почему


Валентина Осеева
Почему?
Мы были одни в столовой - я и Бум. Я болтал под столом ногами, а Бум
легонько покусывал меня за голые пятки. Мне было щекотно и весело. Над столом
висела большая папина карточка, - мы с мамой только недавно отдавали её
увеличивать. На этой карточке у папы было такое весёлое, доброе лицо. Но
когда, балуясь с Бумом, я стал раскачиваться на стуле, держась за край стола,
мне показалось, что папа качает головой.
- Смотри, Бум, - шёпотом сказал я и, сильно качнувшись на стуле, схватился
за край скатерти.
Послышался звон... Сердце у меня замерло. Я тихонько сполз со стула и
опустил глаза. На полу валялись розовые черепки, золотой ободок блестел на
солнце.
Бум вылез из-под стола, осторожно обнюхал черепки и сел, склонив набок
голову и подняв вверх одно ухо.
Из кухни послышались быстрые шаги.
- Что это? Кто это? - Мама опустилась на колени и закрыла лицо руками. -
Папина чашка... папина чашка... - горько повторяла она. Потом подняла глаза и
с упрёком спросила: - Это ты?
Бледно-розовые черепки блестели на её ладонях. Колени у меня дрожали, язык
заплетался.
- Это... это... Бум!
- Бум? - Мама поднялась с колен и медленно переспросила: - Это Бум?
Я кивнул головой. Бум, услышав своё имя, задвигал ушами и завилял хвостом.
Мама смотрела то на меня, то на него.
- Как же он разбил?
Уши мои горели. Я развёл руками:
- Он немножечко подпрыгнул... и лапами...
Лицо у мамы потемнело. Она взяла Бума за ошейник и пошла с ним к двери. Я
с испугом смотрел ей вслед. Бум с лаем выскочил во двор.
- Он будет жить в будке, - сказала мама и, присев к столу, о чём-то
задумалась. Её пальцы медленно сгребали в кучку крошки хлеба, раскатывали их
шариками, а глаза смотрели куда-то поверх стола в одну точку.
Я стоял, не смея подойти к ней. Бум заскрёбся у двери.
- Не пускай! - быстро сказала мама и, взяв меня за руку, притянула к себе.
Прижавшись губами к моему лбу, она всё так же о чём-то думала, потом тихо
спросила: - Ты очень испугался?
Конечно, я очень испугался: ведь с тех нор как папа умер, мы с мамой так
берегли каждую его вещь. Из этой чашки папа всегда пил чай.
- Ты очень испугался? - повторила мама. Я кивнул головой и крепко обнял её
за шею.
- Если ты... нечаянно, - медленно начала она.
Но я перебил её, торопясь и заикаясь:
- Это не я... Это Бум... Он подпрыгнул... Он немножечко подпрыгнул...
Прости его, пожалуйста!
Лицо у мамы стало розовым, даже шея и уши её порозовели. Она встала.
- Бум не придёт больше в комнату, он будет жить в будке.
Я молчал. Над столом с фотографической карточки смотрел на меня папа...
* * *
Бум лежал на крыльце, положив на лапы умную морду, глаза его не отрываясь
смотрели на запертую дверь, уши ловили каждый звук, долетающий из дома. На
голоса он откликался тихим визгом, стучал по крыльцу хвостом. Потом снова клал
голову на лапы и шумно вздыхал.
Время шло, и с каждым часом на сердце у меня становилось всё тяжелее. Я
боялся, что скоро стемнеет, в доме погасят огни, закроют все двери и Бум
останется один на всю ночь. Ему будет холодно и страшно. Мурашки пробегали у
меня по спине. Если б чашка не была папиной и если б сам папа был жив, ничего
бы не случилось... Мама никогда не наказывала меня за что-нибудь нечаянное. И
я боялся не наказания - я с радостью перенёс бы самое худшее наказание. Но
мама так берегла всё папино! И потом, я не сознался сразу, я обманул её, и
теперь с каждым часом моя вина становилась всё больше.
Я вышел на крыльцо и сел рядом с "Бумом


Назад