ec72d61b     

Осетров Евгений - Сказ О Друкаре Иване И Его Книгах


Евгений Иванович Осетров
Сказ о друкаре Иване и его книгах
Книги - реки,
наполняющие вселенную мудростью.
(Похвала книгам)
К ЧИТАТЕЛЮ
Чтение -
вот лучшее учение.
(А. Пушкин)
Книга - окно в мир.
Откроешь страницу, другую - раздвинутся стены комнаты, станет видно
далеко-далеко; услышишь голоса тех, кто жил давным-давно или кто теперь от
тебя за тридевять земель, за лесами и морями.
Перелистаешь цветные картинки и увидишь, как старик тянет неводом
золотую рыбку, как Робинзон Крузо строит хижину на зелёном необитаемом
острове, как по лесной дороге бредёт медведь на липовой ноге, на берёзовой
клюке.
Обо всём на свете рассказывают книги. Ты можешь побывать, не выходя из
комнаты, в жарких и холодных странах, в морских и подземных глубинах,
подняться к звёздам, прогуляться по горам на Луне...
Ничто по могуществу не может сравниться с книгой, терпеливо ждущей тебя
на полке. Ты ещё знакомишься с азбукой, учишь буквы, складываешь из них
слова, а книга уже знает, что придёт день и час, когда ты откроешь её...
Протяни руку - и книга заговорит о том, что тебе предстоит узнать.
Книга радуется и печалится вместе с тобой, она - надёжный друг, верный
товарищ.
Потрогаем пальцами гладкий книжный корешок, спросим:
- Откуда взялось печатное творение? Кто его придумал? Давно ли? И какой
была самая первая книга?
Обо всём этом и пойдёт наш сказ.
СЛОВО В ЖЕМЧУГАХ
Эту книгу ни продати,
ни отдати нельзя.
(Подпись на старой книге)
Не надо думать, что книги всегда были такими, какими ты видишь их теперь
перед собой.
В старину книги писались от руки. Работа подвигалась медленно. На
изготовление одной-единственной рукописи-книги уходило иногда пять-семь
лет. Писец должен был обладать чётким и красивым почерком. Каждая буква
часто даже не писалась, а рисовалась. Подбирались тщательно чернила, писали
даже растворённым золотом или серебром. Начальную строку новой главы
выделяли красными чернилами, отсюда и пошло выражение - начать с красной
строки.
Для зачинки перьев - гусиных, лебяжьих, павьих - применяли ножички. А
сделает писец ошибку, заметит и подчистит ножичком, покроет подчищенное
место белилами и напишет вновь.
Переписанные листы украшали рисунками, одевали в переплёты из деревянных
досок, обтянутых кожей, делали изображения-тиснения. На обложках помещали
драгоценные камни, золотые или серебряные застёжки.
В старину любили говорить: "Книжное слово в жемчугах ходит".
Действительно, книга стоила больших денег. Одну книгу можно было
обменять на табун коней, стадо коров, на собольи шубы. Но и в ту пору книга
ценилась больше не за украшения, а за то, что в ней написано. С
благоговением люди произносили: "книжный свет".
Около тысячи лет назад в Киевской Руси, ещё при князе Ярославе Мудром,
было переведено на славянский язык много заморских книг.
Сначала книги переписывались в Киеве и Новгороде, а затем начали
переписывать книги и в других городах Руси - в Чернигове, Суздале,
Владимире-на-Клязьме, Старой Рязани, Твери и, наконец, "книжный свет"
пришёл в Москву.
* * *
В златоверхом древнем Киеве, на крутом берегу седого Днепра, там, где
возвышается Софийский собор, сидели писцы-переписчики и усердно выводили
буквы.
Один из киевских летописцев написал восторженную Похвалу книгам. Её
повторяли несколько столетий подряд и помнят в наше время:
"Великая польза бывает от книжного учения.
Книги - реки, напояющие Вселенную мудростью.
В книгах - несчётная глубина, ими мы в печали утешаемся..."
МОСКВА ДУМУ ДУМАЕТ


Назад