ec72d61b     

Осетров - Гибель Волхва


ОСЕТРОВ
ГИБЕЛЬ ВОЛХВА
Совесть (со-Весть) - причастность к
всечеловеческой, высшей Вести, истине.
Жизнь, жизнь милее всего на свете!
Из русской народной сказки
Конец лета и первоначальную осень очень тяжелого и темного для меня
1982 года я провел в Подмосковье. Каждое утро выходил я из избы и шагал в
черную от древности, заброшенную, полусгнившую бревенчатую баню, садился
там к самодельному шаткому столу, но писание мучительно не шло - одолевали
сомнения и рушилась вера в целесообразность сочинительства.
К стеклу некогда прорезанного в банной стене большого окна слева и
справа прижимались тонкие зеленые ветви боярышника, а позади них
поднимались к небу тяжелые старые липы; по их черным морщинистым стволам
бегали освещенные осенним солнцем сине-желтые синицы, изредка сверху
опускались огромные вороны и строго расхаживали по усыпанной опавшей
листвой земле, сердито тыкая в нее большими серыми клювами.
Осень началась вдруг, и пошли унылые, почти невидимые дожди; холодов
пока не было, но с нехорошей быстротой все в природе стало меняться, и,
когда первая непогода все-таки развеялась и проглянуло солнце, оказалось,
что деревья уже осыпаются. Небо, слегка помутневшее от внезапно
вернувшегося тепла, приблизилось к земле, все быстро просохло, и мир
предстал в многоцветной осенней красе.
Изредка под липы, распугивая суетливых осенних птиц, приходил большой
рыжий кот и подолгу дремал на согретом солнцем перевернутом цинковом
корыте.
Однажды утром, в очередной раз подняв голову от опостылевших бумаг, я
глянул в окно и замер. Из-за толстого черного ствола дерева вышел знакомый
кот. В его пасти болтался, будто тряпичный, задушенный молодой скворец,
желтые восковые лапки его вытянулись и мертво скребли палую листву.
После секундного оцепенения я метнулся к полуоткрытому окну, но в тот
же миг понял, что это бессмысленно, ибо птица уже погибла и отнимать ее у
рыжего убийцы теперь было поздно.
За углом бани кот разорвал скворца на пригодные для пожирания клочки,
и скоро легкий ветерок развеял под липами невесомые, темные, будто пепел,
перья и разметал их на желтом ковре осени.
Острая грусть охватила меня; не убийство зверем птицы вызвало это
чувство - жалость родилась от мысли, что оставалось совсем немного времени
до того дня, когда он вместе со своей стаей должен был подняться над миром
и улететь в теплые края.
Здесь же, на покинутой им земле, совсем скоро потекут с неба холодные
мутные струи, синее небо заслонят мрачные тучи и потом все покроет
необычайно белый снег.
Некоторое время я пытался вытолкнуть из себя ненужную грусть и
продолжить работу, но ничего не получилось. Тогда я поднялся из-за стола и
вышел из бани.
Я уходил от нее по бесконечной дороге, и с обеих сторон улицы на меня
устало смотрели темными окнами такие же черные от вечности бревенчатые
избы с длинными телевизионными антеннами-крестами на крышах... Далеко
впереди виднелся лес.
Скоро жилища закончились, и оказался в одиночестве на неширокой
тропе, протертой на земле ногами бродивших тут испокон веков людей.
Выйдя на невысокий берег Клязьмы, я остановился; необыкновенная
тишина окружила меня. Изредка в изреженном лесу, среди почти оголившихся
от холодов деревьев, едва слышно шуршание плывущего по небу над головой
плотного белого облака. Когда солнце наконец освободилось от него, лес
вновь загорелся зеленым, красным, желтым цветом увядающих деревьев.
Ожила даже вода в Клязьме и, как показалось, потекла быстрее. Шагая
по берегу н


Назад