ec72d61b     

Осинский Владимир - Ботинки Для Космонавта


Владимир Осинский
БОТИНКИ ДЛЯ КОСМОНАВТА
В тот день, тринадцатого мая, сапожник Арт уселся за работу ровно в 7.55,
по заведенному распорядку - пяти минут было достаточно, чтобы без спешки
закончить последние приготовления и уже не отвлекаться до перерыва.
Нажатие на кнопку - раздвинулись стены мастерской-купола, сделалось
просторно, солнечно, весело. Утонула кнопка поменьше, и в ладонь выскочил из
подлокотника кресла (копии пилотского) звукокристалл величиной с вишневую
косточку, запись четырех фантастических романов и документальной повести о
первых полетах на Меркурий; одновременно сами собой пристроились на место
наушники - элегантные, без проводов, они стоили немало, но мастер любил
комфорт, не выносил, когда что-нибудь мешает. Третья кнопка включила
авторассказчик. Полилась в уши волнующая, чистая, тихая, словно лунный свет,
неземная мелодия... На исходе музыкальной фразы чтец с ходу, без разминки,
взялся за дело: "Планета-икс возникла на обзорном экране корабля-разведчика
как пробоина от микрометеорита..." Захватывающая пауза - Арт успевает взять
в правую руку молоток, левой выдвинуть ящик с прикладом, - и продолжение:
"Однако в следующую секунду Командор определил, что это не пробоина, а
крупное небесное тело, которого в данном районе Вселенной не могло быть!.."
Сапожник глубоко, прочувствованно вздохнул. Вопреки упрямой надежде, что
когда-нибудь тринадцатого произойдет нечто особенное, ни в этот, ни в какие
другие дни, мною лет уже, с ним ничего не происходило. И потому во вздохе
была печаль. Зато начало романа, недавно пополнившего богатую фонобиблиотеку
Арта, обещало полное приключений космическое путешествие; впрочем, так было
вчера и позавчера, так будет завтра и послезавтра... Пробило восемь. Он
виртуозно плюнул одним-единственпым из полутора десятков зажатых в губах
деревянных гвоздочков-шпилек, ловко вогнал его в подошву будущего ботинка.
Рабочий день начался.
Не смея войти, заглянула в прозрачный овал двери жена, дородная красивая
Роза, с привычным осуждением покачала головой в адрес наушников, убедилась,
что кувшин с мацони, кислым молоком, любимым напитком всех сапожников, полон
до краев, бесшумно ушла хлопотать по хозяйству. Арт сидел на своем месте -
маленький, с большой лохматой головой, почти не тронутой сединою, чуточку
профессионально сутулый, целиком ушедший в работу, которую применительно к
нему следовало бы назвать изумительным по красоте и стремительности танцем
рук, - и в то же время его здесь не было. Вместе с отважными космонавтами
(Арт упорно называл их малораспространенным словом "космолетчики") он сейчас
готовился к рискованной высадке на поверхность неисследованной планеты.
Люди нередко обретают профессию, чуждую их устремлениям, - и потом всю
жизнь считают главным для себя то, что никак с ней не связано. Покорный
семейной традиции, а также в силу различных иных причин он стал сапожником,
хотя с детства мечтал приблизиться к звездам. Это обстоятельство не мешало
ему быть Мастером. Возможно, именно оно сделало Арта выдающимся и
необыкновенным сапожником.
Во-первых, он был не робот - явление само по себе неординарное, так как
подавляющую массу нужных людям сапог и сапожек, штиблетов и босоножек,
уютных шлепанцев, кокетливых туфелек, суровых альпинистских ботинок,
легкомысленных сандалий и прочей обуви производили управляемые компьютерами
машины; во-вторых, существенно отличался от считанных коллег-людей - они,
все без исключения, пользовались услугами совр


Назад