ec72d61b     

Осинский Владимир - Маяк На Дельфиньем


Владимир Осинский
МАЯК НА ДЕЛЬФИНЬЕМ
Он пришел в поселок неожиданно и неизвестно откуда. Это был
паренек лет пятнадцати, худощавый и в своей незрелости похожий на
жеребенка - из тех, что покорно и вдохновенно откликаются на розовый
зов зари, и с полным самозабвением приветствуют звонким ржанием
девственно и неправдоподобно алый диск солнца, и бьют аккуратными
копытцами в тугую мягкость одетой травой, по-утреннему влажной
земли...
Вот такой он был - сероглазый, довольно-таки тощий и удивительно
молчаливый. А поселок был маленький, почти весь окруженный океаном,
сосны в нем росли как хотели - порой они пробивались сквозь крыши
скромных рыбачьих домиков, а вокруг маяка стояли уверенной стройной
стеной. Люди здесь жили грубоватые и простые, они верили во всякие
чудеса, но никто почему-то не удивился появлению этого паренька,
которого, как выяснилось на следующее утро, звали коротким именем Рой,
а также тому, что его приютил одинокий старик Вельд. Вельд был
когда-то рыбаком не из последних, но состарился и стал смотрителем
маяка. Правда, работа его не особенно тяготила - корабли проходили
здесь редко, - однако он вставал неизменно в пять и шел проверить,
горит ли огонь. Люди его любили и уважали, а Вельд был ровным в
обращении с ними, не отличался, как большинство других стариков,
болтливостью и любопытством. И может быть, именно поэтому он не
спросил у Роя, кто он и откуда, просто бросил в угол комнаты охапку
морской травы и буркнул:
- Будешь спать здесь... Если хочешь, конечно.
Он всем - даже делая самое доброе дело - говорил так: "если
хочешь", потому что был уверен, что никому нельзя давать советов и
рекомендаций и побуждать поступать так или иначе. Ведь люди все могут
обратить во зло.
Рой стал жить у старика Вельда, и прошло довольно много времени,
прежде чем обитатели полуострова заметили, что начали происходить
чудеса, а тем более поняли, откуда они идут.
Рой ни с кем не дружил и никого не чурался. Но и эта его черта,
всегда вызывающая озлобленность сверстников, не отталкивала
окружающих. Его приняли - и все. И почему так получилось, тоже никто
не смог бы сказать и не задумывался над этим.
Он помогал Вельду зажигать огонь на маяке, охотно ходил в море
вместе с остальными рыбаками, подолгу сидел один на один со старой
Вельдовой овчаркой - они молча смотрели друг другу в глаза и,
казалось, о чем-то говорили, - в прибой смело катался по волнам на
отполированной морем доске, а однажды, когда его попытался вызвать на
драку парень, бывший старше и сильнее его, просто спокойно и
пристально посмотрел ему в глаза, и противник Роя сразу как-то
съежился и стал похож на овчарку Вельда - только был, конечно, куда
непригляднее...
Рой ни в чем не уступал обитателям Дельфиньего (так он почему-то
назывался) полуострова. Только в одном.
Был здесь утес, круто нависший над океаном. Считалось особой
доблестью взобраться на него по крутой каменистой тропинке и просто
смотреть вниз и вперед на расстилающуюся лазурную гладь или черные
гневные валы бушующей воды.
Рой этого никогда не делал. Однажды ему насмешливо бросили:
- Боишься?
И он серьезно и просто ответил:
- Да, я боюсь.
Так ответил неизвестно откуда взявшийся здесь худощавый нескладный
паренек, который не боялся уплывать в океан даже при самом жестоком
шторме, дружил с дельфинами и свирепыми, по общему мнению, касатками,
и как-то, на страх и удивление всему поселку, в течение часа играл с
гигантским осьминогом, невесть каким образом заплывши


Назад