ec72d61b     

Осповат Лев - Гарсиа Лорка


nonf_biography Лев Самойлович Осповат Гарсиа Лорка Книга рассказывает о жизни и творчестве Федерико Гарсиа Лорка (1898-1936) — испанского поэта и драматурга.
ru ru Andrew Krivtsun kontiky kontiky@rambler.ru Александр Продан alexpro@enteh.com FB Tools 2004-10-12 http://belousenkolib.narod.ru/ http://zzl.lib.ru 9B142381-0E02-4DA6-9050-1138B7B61F4E 1.0 Гарсиа Лорка Молодая гвардия Москва 1965 Лев Осповат
Гарсиа Лорка
Друзья Федерико Гарсиа Лорки — Альберто Санчес, Рафаэль Альберти, Мария Тереса Леон, Луис Лакаса, Пабло Неруда, Хуан Маринельо — поделились со мной воспоминаниями о поэте. Я бесконечно благодарен этим прекрасным людям.
АвторГлава первая
Он весь — дитя добра и света,
Он весь — свободы торжество!
Александр БлокИ тополя уходят —
но след их озерный светел.
И тополя уходят —
но нам оставляют ветер.
А он умирает ночью,
обряженный черным крепом.
Но он оставляет эхо,
плывущее вниз по рекам.
А мир светляков нахлынет —
и прошлое в нем потонет.
И крохотное сердечко
раскроется на ладони.
Федерико Гарсиа ЛоркаБудь моя воля, Гранада,
Я бы с тобой обвенчался!
Старинный народный романс1
Тысяча восемьсот девяносто восьмой год. Испания. Селение Фуэнте Вакерос близ Гранады.Знойный июньский день клонится к вечеру, но мужчины еще не вернулись с поля; на улице пусто и тихо. Лишь около дома, принадлежащего состоятельному арендатору Федерико Гарсиа, необычное оживление: соседки входят и выходят, отгоняют сбежавшихся детей, обсуждают — действия акушерки... И вдруг замолкают, прислушиваясь к слабым стонам, доносящимся изнутри.
Там, вцепившись руками в края старой деревянной кровати, борется с болью и страхом маленькая смуглая женщина. Ее широкий лоб влажен, темные расширившиеся глаза в который раз обегают знакомые стены, то и дело возвращаясь к одному из портретов.
С портрета глядит нежное полудетское лицо покойной Матильды Паласиос, первой жены Федерико. У Матильды не было детей, но кто знает, не умри эта женщина — быть может, она еще стала бы матерью... матерью того ребенка, который сейчас так упорно просится на свет. А школьная учительница Висента Лорка, возможно, так и осталась бы старой девой... Никто не повинен в том, что судьба распорядилась иначе, почему же Висенте кажется, будто полудетское лицо смотрит на нее с упреком? Но тут новая волна боли смывает все мысли.
В это время Федерико Гарсиа, коренастый мужчина средних лет, шагает домой по полевой тропинке. Человек он не суеверный, но на всякий случай, чтобы не искушать враждебные силы, старается не думать о том, что волнует его больше всего на свете. И все же, когда это может случиться? Висента считает, что дня через два, а ну, как завтра? Да, только тот, кто, как он, уже смирился было с тем, что навсегда останется бездетным, а потом похоронил и оплакал супругу и думал, что никогда не женится, а после все-таки женился... словом, только такой человек может понять его сейчас.
Впрочем, он ведь решил не думать об этом. Мало ли других забот? Пшеница вот наливается... Завтра надо будет получше присмотреть за прополкой свеклы... Дела, слава богу, идут неплохо, сын — а может, дочь? — ни в чем не будет знать недостатка.
Ну вот опять! И чтобы отвлечься, Федерико оглядывается по сторонам. Знакомая картина, которой он не устает любоваться, — поля, изрезанные оросительными каналами, серебристо-зеленые пятна оливковых рощ, темная зелень садов. Вереницы тополей тянутся вдоль дорог, в отдалении маячат кирпичные трубы сахарных заводов, а еще дальше — горы, на вершинах которых лежит с


Назад