ec72d61b     

Остапенко Юлия - Зачем Нам Враги


ОСТАПЕНКО ЮЛИЯ
ЗАЧЕМ НАМ ВРАГИ
  
   Он ненормальный. Этот проклятый эльф ненормальный, он чокнутый, у него мозги не в порядке. Натан твердил это про себя снова и снова, глядя, как дёргается из стороны в сторону голова мальчишки. Эльф бил хладнокровно, размеренно, вполсилы, но голова мальчика моталась, будто держась на ниточке, и Натан вздрагивал при каждом новом ударе, почти искренне боясь, что от следующей оплеухи она слетит со щуплых детских плеч.
   Мальчишка тихонько ныл, шмыгая носом, но терпел. Натан тоже терпел, хоть это и было почти невыносимо.
   Наконец Глорфиндель опустил руку, и мальчик привычно повернул голову, подставляясь для следующего удара. У Натана сжалось сердце. Эльф изогнул красивые губы в кривой усмешке. Его голос звучал лениво и почти добродушно.
   - Довольно с тебя. Теперь встань на колени, поцелуй край моего плаща и поблагодари за науку.
   Мальчишка, всё ещё шмыгая носом, выполнил приказ. Дрожащие руки, минуту назад не удержавшие предательски выскользнувший из них повод коня, упёрлись в землю.
   - Простите, добрый господин... Спасибо, добрый господин...
   - Впредь будь порасторопнее, - ласково сказал Глорфиндель и потрепал взъерошенную макушку мальчика. Пронзительные синие глаза встретились с глазами Натана. Тот заставил себя не отводить взгляд. - А теперь в путь. Мы и так задержались.
   Натан молча подвёл коней - своего и эльфийского, не желая снова доверить это нехитрое дело прислуге и стать свидетелем новой экзекуции, может, ещё и за меньшую провинность. Эльф легко вскочил в седло, полы его плаща эффектно взметнулись над конским крупом. Простолюдины, выглянувшие из трактира понаблюдать за наказанием нерадивого конюха, почтительно помалкивали. На их лицах читалось плохо скрываемое любопытство. Должно быть, они жалели, что мальчишка всего лишь выпустил повод, а не наступил господину на ногу и не облил его вином. В этой глуши развлечений мало, они бы с удовольствием полюбовались на порку. Ну, что ж, не довелось. Натан скрипнул зубами. Он-то знал, что холоп, который осмелился бы наступить на ногу господину Глорфинделю, не отделался бы публичной поркой. А ему, Натану, пришлось бы молча стоять рядом и смотреть. Как доводилось уже не раз за неделю их совместного путешествия. Всеблагие небеса, всего неделя... ему казалось, это чудовище находится под его опекой и защитой целую вечность. Вот только самого Натана опекать и защищать от него некому. Как и бедолаг, которым не посчастливилось оказаться на пути этого ненормального эльфа.
   Натан увидел, что Глорфиндель уже выехал со двора и, тряхнув головой, тронул пятками бока коня.
   - Чудный денёк, Натан, верно? - весело сказал эльф, когда они поравнялись. Денёк и правда был чудным, весеннее солнце ярко освещало неширокий, но ровный, хорошо утоптанный тракт, а в деревьях, тянувшихся вдоль дороги, заливисто щебетали птицы. Вот только Натан не был сегодня настроен бездумно радоваться жизни. Поэтому он промолчал, зная, что в большинстве случаев эльфу не требуется ответ на подобного рода реплики.
   Не на этот раз, однако - выждав немного, Глорфиндель обернулся к спутнику. Он улыбался, но глаза предупреждающе сощурились.
   - Что такое, друг мой? Ты чем-то недоволен?
   Натана передёргивало всякий раз, когда Глорфиндель называл его своим другом. Не потому, что он недолюбливал эльфов, хотя и любить-то их было не за что, а потому, что быть сочтённым другом этого сволочного отродья он воспринял бы как тяжкое оскорбление. Но у господина Глорфинделя была ма


Назад