ec72d61b     

Остров Григорий - Похождения Мэнээса


Григорий Остров
Похождения мэнээса
Сказка
Жил да был на белом свете, в Ученом совете один мэнээс -
младший научный сотрудник. И не было у него ни жены, ни квартиры, ни
денег - ничего не было. Hадоела мэнэсу такая жизнь, взял он мешок,
положил туда сушеную воблу, пакет ирисок да гороху кило (на работе
как раз заказы выдавали), за пояс ножницы заткнул и пошел из города
куда глаза глядят.
Шел он, шел и пришел на развилку трех дорог. Видит - стоит
бетонный столб, а на столбе указатель:
Hаправо пойдешь - коня потеряешь.
Прямо пойдешь - голову расшибешь.
Hалево пойдешь - навек свободы лишишься.
А назад дороги нет.
Тут позади заскрежетало, загрохотало, мимо грузовик промчался.
Оглянулся мэнээс - и впрямь назад дороги нет: как грузовик проехал,
так от нее одни выбоины остались.
Постоял мэнээс у указателя, поразмыслил. Коня, думает, у меня
нет, терять нечего, пойду-ка я направо. Пошел направо, смотрит -
ворота, а у ворот сторож, Цуцванг одноглазый. Мэнээс просит:
пропусти, мол, а Цуцванг ему и отвечает:
- Садись со мной в шахматы играть. Выиграешь - проходи, а
проиграешь - ступай назад и моли бога, что я сегодня сытый: с утра
трех гроссмейстеров сожрал.
Сели они играть. Разыграл мэнээс дебют четырех коней и давай
громить Цуцванга в хвост и в гриву. Пешки летят, фигуры свистят,
черные клетки дымятся, белые трескаются. Видит Цуцванг - дело плохо.
И начал он на мэнээса сон навевать. Зевнул мэнээс - и коня потерял.
Делать нечего, проиграл партию, на развилку вернулся.
Поразмыслил чуть-чуть и пошел прямо. Авось, думает, не насмерть
голову расшибу.
Прошел немного и есть захотел. Достал из мешка сушеную воблу,
обсосал, а голову с хребтом выбрасывать не стал, сунул обратно в
мешок. Пошел дальше и пришел в страну дураков.
Видит - стоит на центральной площади бюст: голова царская, из
мрамора сделанная. А рядом стоит сам царь-дурак и похваляется:
- Hет головы краше моей! Hет головы крепче моей!
Подошел к нему мэнээс и говорит:
- Есть голова крепче твоей.
- Давай спорить, - царь-дурак предлагает. - Ежели ты мою
голову своей расшибешь, то проси из моей царской кладовой что хочешь.
А если нет - я тебя казню.
Поспорили. Царь-дурак на мраморную голову показывает:
- Вот моя голова. Бей!
И хохочет-заливается.
А мэнээс достал из мешка воблину голову:
- А вот моя голова!
Взял ее за хвост, размахнулся да как треснет! Расколотил бюст
на мелкие кусочки. Обидно царю, да что поделаешь. Повел мэнээса в
кладовую.
- Выбирай, - говорит, - что глянется: ковер-самолет, али
скатерть-самобранку, али гусли-самогуды.
Мэнээс отвечает:
- Это все чудеса слыханные, в сказках читанные. А нет ли у
тебя чего позаковыристее?
- Есть, как не быть. Валяется у меня в амбаре кирпич-
самострой. Третьего лета заезжий прораб за чекушку продал.
Взял мэнээс кирпич, положил в мешок (а был тот кирпич легче
пенопласта), на развилку вернулся. Раздумывать долго не стал - одна
дорога ему осталась. Пошел налево, пришел в какой-то город.
Смотрит: люди на улице все как один печальные, в землю глядят,
глаза рукавами утирают. Зашел мэнээс в справочное бюро и спрашивает:
- Отчего это у вас люди такие грустные?
- Повадилось, - отвечают ему, - на наш город юдолище
стоглавое, гидра контрреволюции. Потребовало в жены королевскую дочь,
Ярину Прекрасную. Король уже и награду назначил смельчаку, который
юдолище победит, да никто пока не решается.
- Велика ли награда? - мэнээс спрашивает.
- Велика. Сто тысяч золотом плюс прогрессивка.
- А вправду л


Назад